Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:28 

Straight Edge!!! Nothing can stop us!!!

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.

21:22 

анри де тулуз-лотрек

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.





20:25 

Девятый вал. Ещё один. И ещё...

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
Система даёт крен? Странное ощущение, что волна переваливается через борт и уже почти захлестнула странную конструкцию? Матросы бегают по палубе, орут, сворачивают паруса, тянут канаты. А ты сидишь на кровати, обхватив голову руками, приоткрыв рот и пытаешься выровнять курс. Сильная качка, огромные волны, имеющие цвет глаз последней женщины в твоей жизни. Where is my mind? Где мои ремни безопасности? Неужели подушки безопасности сработают слишком поздно?
Позже найдут мои кисти рук . Они будут крепко сжимать руль автомобиля, корабля. Остального тела не будет. Просто я, наверное, слишком люблю жизнь, и буду так за неё держаться, что меня разорвёт между мирами. Крик будет метаться мрачным эхом между их ржавыми стенами.
Любая моя попытка стабилизировать качку, выйти из зоны шторма приводят меня в ещё больший шторм. А кто-то отвратительный сидит сзади и режет ремень безопасности. Он медленно истончается, нитка за ниткой. А дальний свет бесполезен, ведь я знаю, что за этой волной будет ещё одна, ещё больше. Остаётся только гадать, вынырну ли я из неё, доведётся ли мне с замиранием духа, с трепетом и детской радостью взглянуть на следующую, которая уже несётся прямо на меня, стремясь раздавить, раскрошить меня.
Волосы липнут на лоб, а во рту солоно от пота, крови и морской воды. На корабле я давно остался один. Наедине со штормом. Гребешки бьются о доски, покрытые серо-зелёными водорослями. Я вышел из него. Шторма больше не было.
Я опустился, прислонившись к мокрому дереву, такому родному дереву. Прикрыл глаза. Бриз. Крик белых чаек, солнце. Силы как будто покинули меня. Полный покой, умиротворение, надёжность.
Я с удивлением оглядывался.
Я перегнулся через корму и начал бить по глади воды руками. Вода отвечала лёгким плеском.
На водительском сиденье автомобиля я оглянулся. Человек лежал мёртвый, видимо он захлебнулся. А машина стояла, аккуратно припаркованная к обочине. Ремень безопасности, почти полностью перерезанный, болтался, не давая мне вылететь через лобовое стекло жизни.
Я наклонился к заднему сидению и взял лезвие из рук мертвеца. Я начал тереть им ремень. Нитка за ниткой, миллиметр за миллиметром моя безопасность испарялась вместе с водой, на палубе моего корабля. Последняя нитка.
И грянул гром.

19:59 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
в те времена, когда роились грёзы
в сердцах людей...


всё теперь против нас, будто мы креста не носили,
словно аспиды мы басурманской крови




между двумя отрывками и тогда и теперь двадцать лет

17:28 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
говорят мой новый диз мрачноватый
ну да мрачноватый, но что-то же должно оттенять мою весёлую жизнь)

10:14 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
как приятно в выглаженной клетчатой рубашке с подвёрнутыми рукавами и в светлоголубых джинсах лежать в десяти сантиметрах от пола.
чорт, где мои мартинсы.
акции
акции
акции
трафы
тяги
Только вперёд только победа.
в десяти сантиметрах от пола.

10:08 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
какого хрена в избранном нет ничего интересного?! а ну постите всякие бредовые посты! не то найду и побью.

10:07 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
неформальные неформалы
их миллионы

09:31 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.

00:24 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
Я как кристаллическое образование среди нагретых молекул воды
я как крепость среди кочевников
я как каменная горгулия в центре Парижа
я как константа среди теорий

22:08 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
Сбой системы. Не найдено... понимания.
Будь то стихи Сильвии Плат, картина Ван Гога или чёрно-розовый шарф – никто из этих людей, окружающих безмолвной толпой день за днём, и не подумают разделить твой восторг и негодование, поискать причины и следствия. Есть родные, есть знакомые, есть приятели, а что толку? Они считают правильными свои убеждения, свои ценности, свои интересы. Всё, чуть непохожее на них воспринимается в штыки или просто игнорируется. Сарказм в обществе, где принято приторно улыбаться. Heavy metal в поколении любителей клубной музыки. Равнодушие в кружке активистов. Национализм среди нацизма. Одиночество в толпе давно вошло в моду. image
Пройти тест

02:07 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
Поэтому я подарю тебе... Карманные часы
Они дороги и элегантны, эти часы - своеобразный эталон стиля. Ты - истинный ценитель времени. Ни одна твоя минута не должна пропасть зря. Это очень правильный настрой, но, все же, относись хоть иногда к времени легче - оно над нами зачастую шутит, почему бы не подшутить над ним и нам?
Пройти тест

19:08 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
охереть
я снова здесь

до 2012

11:46 

Коммунизм клеток.

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
Кофе делает ночь жёлтой как гниющий лимон и чёрной как чернила этой ручки. Лист в клетку покладисто подчиняется моим дрожащим от сдавливания стержня пальцам. Если этот лист сейчас горел бы в аду, то я горел бы вместе с ним, потому что сейчас в 12:07 ночи я - ничто, кроме этого листа, который покладисто подчиняется моим дрожащим пальцам.
Костяшки, давно расцарапаны, а корка только начинает трескаться. Хотя какое это имеет значение. Есть только я, лист и мириады клеток, которые будут лопаться и ломаться под напором стержня в дрожащих пальцах. Каждая стонущая от ударов этого чёрного тарана клетка выпускает меня на волю, обрекая на сиюминутную свободу желаний, навеянных общественными стандартами. Только лист и я. Ни шага отсюда. Могу нарисовать, написать, разорвать, что хочу. Волен делать. Власть над словами, кофе и полночь дают новое напряжение уставшим от отсутствия боли глазам. Светлокарие и с красными прожилками, они будут сковывать клетки снова. Как мировой пролетарий, размахнувшись огромной кувалдой, хочет разбить цепи, сковывающие его, не ведая, что каждым ударом он делает узы только крепче.
Огромный земной шар, обвитый золотистыми колосьями, клеймёный серпом и молотом, отзывается эхом смеха вождей мировой революции. Я тоже часть мировой революции, иду к коммунизму. Удар, ещё удар. Даже кувалда задумалась над смыслом попыток разбить цепь. А я всё бью. Глупец? Умник. Моему типу людей нравится быть умниками. Вовремя вставить цитату, сострить. Нет. Не самокритика. Просто очередной удар по цепям. Коммунизм всё ближе. Удар. Цепи сжимают сильнее. Кольца звенят от напряжения и жара. Мои силы беспредельны. Я никогда не устаю. Двигаю горными хребтами. Удар. Он рядом, я смогу его достигнуть. Умников уважают. Удар. Коммунизм достигнут. Разложение как самопознание.

23:34 

минута в интернете

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
точнее полчаса
это ужас

00:28 

Ma mere ne fume pas.

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
Крики о помощи слышались отовсюду, поэтому мной овладела апатия. Я сел на полусгнившее бревно и обхватил голову руками, пытаясь хоть как то заглушить назойливые голоса. Качаясь из стороны в сторону, бубня что-то себе под нос, я никак не мог понять, что делаю. Что я делаю? Раз - два. Раз - два. Раз - два. По мне ползали большие рыжие муравьи, ощупывая меня своими усиками. Они заползали мне в рот, уши, глаза, нос, ползали по моей печени, лёгким, сердцу.
Была тёмная ночь. Я пошёл с ней в круглосуточный супермаркет. До него десять минут пешком, и у него явно мания величия, о чём свидетельствует его название. Перед входом в супермаркет она докуривала свою сигарету. "Ты взял список?" "Да, конечно. Ведь, если бы я его не взял, нам пришлось бы возвращаться." Под ботинком хрустнула пластиковая бутылка. Она поморщилась.
"Дурацкие у вас привычки. Вот зачем ты джинсы так высоко подворачиваешь? Сплошной выпендрёж. И этот национализм. Радуйся, что тебя ещё не выгнали из института, а то полетел бы как фанера над Парижем," - Боже, как меня раздражает это выражение, - "прямиком в армию."
Я смотрел под ноги и издевался над бутылкой.
Бычок потух в луже. Автоматические двери открылись и из ослепительно белого помещения с пятнами полок на нас пахнуло запахом касс, моющего вещества и свежих пакетов. "Кажется я забыл список."
...
Улица встретила лёгким приятным дождём. "Ты завтра в Историчку идёшь?" "Всенепременно." "К моему отъезду сдашь мне черновик курсовой." "Тебе не понравится. Там про национализм." "Мне всё равно, главное чтоб преподавателю было не стыдно показать. А то полетишь как фанера над Парижем." ...несколько минут... "Над Парижем наверное красиво, некоторые люди никогда не летали над Парижем." "Ты совсем дурак?! Хватит паясничать, хватит нарываться на все неприятности! Тебе мало того, что тебя выгоняют?!" "Зачем ты на меня кричишь?" "Я кричу, потому что хочу, чтоб ты наконец поумнел!" "За все 18 лет ты могла бы понять, что это не помогает." "Да, не помогает, а всё почему?! Потому что ты тупой пофигист, как и твой отец! Ты мне сам говорил, что не хочешь быть на него похожим, а сам становишься всё больше и больше похожим на него!" "Чур тебя, мам, это мой конфликтёр." "Иди ты знаешь куда?!" "У тебя ключи близко?" "Открой сам."
Душно дома.
"Привет пап, мы покушать принесли."
"Молодцы", прозвучало из дальней комнаты. Похвалы как-то не чувствовалось.
Вот уже 19 без малого лет я лечу как фанера над Парижем. Не пью, не курю, матом не ругаюсь.

21:14 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
Черт задумчиво почесал макушку и собрался было что-то сказать, как нетерпеливая автор его перебила... "Ваше лето - это босоногий мальчишка, шагающий по булыжной мостовой.
Он улыбается и смотрит на мир веселыми ореховыми глазами. Это самое счастливое лето, самое яркое и красочное. Вы тоже, должно быть, счатливы...или просто любите эту пору года. Сейчас Вы, наверное, подумали: "А кто ж ее не любит-то?"
Пройти тест

20:59 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
Итак, город твоей души- Питер
imageТвоя душа очень красива,как и город на Неве, потому что ты-тонкий и глубоко чувствующий человек.
Пройти тест

20:51 

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
Крёстный сын к отцу пришёл и спросила кроха
Что такое убивать и разве это плохо?
У меня секретов нет, слушайте детишки.
Папы крёстного ответ напечатан в книжке.


19:03 

привет glasshopper

И когда нам так хочется громко и долго кричать, вся огромная наша родня умоляет молчать.
вот тебе, glasshopper требушет, надеюсь он тебе понравится до ужаса в селёдке


Skinhead - way of life.

главная